ОтветитьНовая тема
> 8-я бригада морской пехоты ЧФ, черные бушлаты
Лео
Лео
сообщение 19.04.2015, 10:33
Сообщение #1| Наверх


феечка

Group Icon

Группа: Координатор
Сообщений: 21,001
Регистрация: 10-December 06
Из: Москва
Пользователь №: 14



Мой второй дед
Суслов Василий Сергеевич 1905 г.р.
призван Трусовским РВК г.Астрахань.
краснофлотец.воевал в ЧФ 8 бригада морской пехоты.
Сначала пропал без вести под Севастополем,
потом раненый нашелся.
В 1942 году списан по ранению ,умер по дороге домой.

нашла информацию о боях и непосредственно о командире 8 бр. П.Горпищенко.
На основании приказов Наркома ВМФ № 00256 от 12 августа и № 00292 от 30 августа 1941 г. Черноморский флот сформировал 7-ю, 8-ю и 9-ю бригады морской пехоты.
http://coollib.com/b/171734/read
Игорь Степанович Маношин

Июль 1942 года

Падение Севастополя

Памяти павших героев Севастопольской обороны 1941–1942 годов посвящается

Севастополь в Великой Отечественной войне

...В боях 29 июня 8-я бригада морской пехоты и 386-я стрелковая дивизия потеряли до 85 % личного состава и оказались небоеспособными.

Почему противнику с ходу удалось прорвать фронт на участке 386-й стрелковой дивизии? Если в IV секторе для предотвращения переправы противника через Северную бухту на ее южную сторону не хватило сил и огня артиллерии, к тому же поставленная удачно противником дымовая завеса благоприятствовала ему, в I секторе были отражены все атаки противника, то что случилось на флангах 386-й дивизии? Почему в то же время подразделения 8-й и 7-й бригад морской пехоты, находившиеся на флангах дивизии, стояли насмерть и отошли только по приказу своего командования? В какой-то степени эти причины можно найти в материалах отчетов командиров 8-й и 7-й бригад морской пехоты, а также в воспоминаниях комиссара 386-й дивизии, выдержки из которых здесь приводятся.

Из отчета командира 8-й бригады морской пехоты полковника П. Горпищенко:

«Рубежи обороны: Сапунгорские высоты с границей справа 400 м южнее отметки 75,0. Слева выс. 38 включительно. Левее 514-й стрелковый полк, правее 386-я СД.

С утра 29 июня под ураганным огнем противника подразделения правого соседа, в том числе, 775 СП стали в беспорядке отходить на Сапун-гору и далее на Дергачи. С ними была потеряна связь. Наша рота в районе водокачки Новых Шулей, выброшенная туда с целью недопущения противника до Сапун-горы, была окружена и уничтожена. Противник силами до двух батальонов вслед за отступающими, справа зашел в тыл бригаде. Развернули против них 3-й батальон. Проводная и радиосвязь были нарушены. Около 8–9 часов выяснилось, что на участке соседа 514 стрелкового полка противник прорвал фронт и устремился на гору Суздальскую с одновременным направлением на хутор Дергачи и хутор № 29 с целью окружить бригаду. Поэтому фланговый 4-й батальон развернул по направлению к поселку Инкерман для прикрытия тыла и фронта бригады. К 12 часам дня бригада понесла потери до 80 % и начала отход к Английскому редуту Виктория. Штаб бригады потерял связь со своими частями, соседями и штабом армии. Когда перешли на редут Виктория, то в штабе Капитохина (комендант IV сектора и командир 95-й СД) получили приказание создать оборону, остановить отступающих, но из-за больших потерь удалось создать лишь прикрытие. По имеемым данным комиссар бригады полковой комиссар Силантьев, вступивший в командование после моего ранения, сформировал из остатков бригады батальон из 350 человек. 4.07.42 г.»[49].

Из отчета командира 7-й бригады генерал-майора Е. Жидилова от 4.07.42 г.:

«Позиция бригады: высота 74,0 — выс. 57, 5 — отм. 111 и выс. 113. Задача — не допустить противника по серпантину Ялтинского шоссе. Правее бригады оборонялась 9-я бригада морской пехоты, левее 386 СД.

С 2-х часов 20 минут 29 июня противник открыл ураганный артиллерийский и минометный огонь по району 5-го стрелкового батальона бригады и по соседу слева. В 05–00 подразделения 386-й дивизии стали в беспорядке отходить на Сапун-гору и далее в направлении на Английский редут Виктория. Связь с 386-й дивизией была потеряна. На плечах отходящих противник зашел на Сапун-гору и стал распространяться в двух направлениях: на отметку 80 и отм. 87. Затем туда подошло два батальона противника и он вытащил пушки на Сапун-гору. 5-й стрелковый батальон, неся потери, сохранил свои боевые порядки и фланговым огнем уничтожал живую силу противника. Около 14 часов стали отходить подразделения правого соседа (388 СД. — Авт.). Доложил в штаб армии и получил приказ отойти на рубеж казармы БРО — Английское кладбище.

В 16–00 дал распоряжение батальонам с боем выходить на новые рубежи, указав пути отхода через высоты Карагач. Сам, находясь в окружении, вышел с личным составом НП на КП Максимовой дачи.

К исходу дня 29 июня батальоны понесли большие потери, но без приказа не оставили своих рубежей. В то же время противник понес большие потери от флангового огня 5-го стрелкового батальона. От 3-х батальонов бригады ночью было собрано около 150 человек и сформирована рота, которая заняла оборону к утру 30 июня в истоках Хомутовой балки»[50].

Из воспоминаний комиссара 386-й стрелковой дивизии старшего батальонного комиссара Р. И. Володченкова, написанных в шестидесятых годах:

«В 3 часа 15 минут, чуть стало рассветать, немцы стали засыпать всю нашу оборону на Сапун-горе реактивными минами. Склоны гор горели. Обстрел продолжался около 40 минут до восхода солнца. Связь с полками была прервана. В 3 часа 50 минут началось наступление. По гребню мы развернули хим. и разведроты. Огонь из винтовок и автоматов. Немцы отказались наступать в гору и у подножия, свернувшись в отделения, повернули на юг к Ялтинскому шоссе. Они прорвали оборону на левом фланге нашего сектора на участке 8-й БМП и нашего 765 стрелкового полка. Связь со штабом армии была потеряна. Слева немцы захватили высоту Суздальскую и наступают на Корабельную сторону. Мы на коротком совещании приняли решение: остатки 772 и 769 полков снять с обороны Сапун-горы и ускоренным маршем, развернутым строем атаковать противника во фланг в общем направлении на развилку дорог и высоты 122,5. Командир дивизии, начальник оперативного отдела и комиссар штаба должны были срочно отправиться на запасной КП штаба дивизии, откуда принять управление боем и обязательно установить связь со штабом армии.

Мне и начальнику штаба подполковнику Степанову с остатками хим. и разведрот оставаться на месте и продолжать оборону до получения приказа на отход. Приказа из штаба армии не последовало. Мы стоим в окружении. Приняли решение поджечь все блиндажи с документами штаба. Они у нас были врыты на южном склоне Килен-балки в 200–300 метрах от домика хутора Дергачи. Противник начал обстрел хутора Дергачи и наших рот. Мы отошли в Килен-балку по противотанковому рву, который спускался от Малахового кургана, так как показались цепи немцев со стороны горы Суздальской. Развернули роты по южному гребню Килен-балки и начали обстрел немцев. Балку до темноты они не пытались перейти, но начали обстрел бетонных дотов, где сидели матросы с пулеметами, которые не дали им ее перейти. Убедившись, что северные склоны заняты нашими частями, начали отход на соединение с частями дивизии по противотанковому рву. В балке, идущей от вокзала к хутору Отрадный, в 23.00 нашли остатки своих частей, которые наступлением задержали немцев»[51].

Отчеты Горпищенко и Жидилова написаны по свежей памяти 4 июля 1942 года сразу после их эвакуации из Севастополя. Оба указывают на беспорядочный отход подразделений 386-й стрелковой дивизии после мощной артиллерийской и авиационной подготовки противника, то есть отход без приказа, а по сути — бегство. Случившееся можно только объяснить тем, что слабо подготовленные и необстрелянные бойцы маршевого пополнения, присланные с Кавказа и поступившие в полки дивизии, понеся большие потери от огневого удара противника, не выдержали и бежали в панике, что во многом решило дальнейшую судьбу Севастополя. Не исключено, что противник знал об этом и именно здесь нанес свой главный удар. Во всяком случае, все эти обстоятельства требуют дополнительного исследования.

О самоуверенности противника в боях 29 июня на Сапун-горе пишет командир 25-й Чапаевской дивизии генерал-майор Т. К. Коломиец:

«После прорыва обороны на Сапун-горе на участке II сектора немцы решили, что путь на Севастополь свободен, и поэтому передвигались колоннами батальон-полк. Одна такая колонна с развернутым знаменем двинулась по дороге Чертова балка — хутор Дергачи. К этому времени у нас на переднем крае осталось пять пулеметов и пять 45-мм пушек. Наши артиллеристы и пулеметчики открыли огонь. Через пять минут дорога была завалена трупами фашистов»[52].

В течение 29 июня авиация противника произвела 1500 самолетовылетов, сбросив на наши войска около 6000 бомб[53].

В связи с массированным применением противником своей авиации командующий СОРом в своем донесении докладывал:

«… Авиация противника не дает нашей пехоте занимать рубежи обороны. Части несут большие потери в живой силе и матчасти. Все дороги находятся под непрерывным огнем и бомбоударами. Погода штиль. Во всем районе стоит сплошной столб пыли, ничего не видно…»[54]

В этот день наша малочисленная авиация в составе двух ИЛ-2 и трех И-16 вылетали на штурмовку наступающих войск противника[55].

Согласно журналу боевых действий Приморской армии, по состоянию на 29 июня «активных войск осталось 18 тысяч человек, в Береговой обороне из 50 орудий — 16, в ПВО из 63 орудий — 20, в полевой артиллерии орудий от 76 мм и выше 200 из 376, часть которых требует ремонта. Отмечается, что в результате бомбежек некоторые подразделения полностью уничтожены».

И далее делается вывод, исходя из оценки обстановки на 29 июня:
«В связи с прорывом фронта вдоль Ялтинского шоссе и высадки противника на Корабельную сторону создалась реальная угроза захвата города Севастополя. Войска продолжают героически драться. Решение. Привести части в порядок, отойти на более выгодные позиции»...

Ожесточенные бои в течение 30 июня шли от южного берега Северной бухты до Малахового кургана, района хутора Дергачи, пишет полковник Д. Пискунов.

«Оборону здесь держали часть сил 138-й стрелковой бригады, 514-го стрелкового полка, в который были влиты остатки подразделений 386-й стрелковой дивизии, 8-й бригады морской пехоты и других частей. Там же сражались бойцы и командиры 1/90 стрелкового полка и 57-го артполка 95-й стрелковой дивизии. Слева от Малахова кургана упорно сражались остатки (до роты) 79-й бригады, 2 и 3-го полков морской пехоты, справа остатки 25-й Чапаевской стрелковой дивизии, их поддерживала огнем 553-я батарея 55-го артдивизиона ПО зенитного артполка ПВО ЧФ старшего лейтенанта Г. А. Воловика. В районе Камчатки геройски дрался батальон Черноморского флотского экипажа. Но лишившись артиллерийской поддержки, наши части не выдержали натиска превосходящих сил противника. На Малаховом кургане стояли насмерть артиллеристы 701-й батареи 177-го Отдельного артдивизиона ЧФ под руководством майора В. М. Моздалевского и капитан-лейтенанта А. П. Матюхина. Они задержали противника на сутки и когда они отходили, то наши части, а также отходившие справа и слева от кургана вели бой уже в районе станции. Противник в этот день занял всю Сапун-гору и весь район севернее Воронцовских высот. К Корабельной слободе противник подошел со стороны Малахова кургана. 1/90 полк, 57-й артполк оказались сдвинутыми в район Зеленой горки. Бойцы и командиры, защищавшие Корабельную сторону, к исходу дня отошли в город. Многие из них в течение ночи на 1 июля вышли из окружения, переправившись через Южную бухту[79].

Разрозненные части СОРа отходйли к хутору Пятницкого, слободе Рудольфа и к Севастополю. Личный состав батарей Береговой обороны № 19 у хутора Максимовича, батарей № 706 у отметки 77,8 и батареи № 705 у отметки 73,0, израсходовав боезапас, уничтожили матчасть и вели бой в окружении»...

Левым флангом на участке Казачьей бухты, как уже упоминалось в первой части исследования, руководил начальник отдела химслужбы СОРа полковник B. C. Ветров. По данным военврача 2-го артдивизиона ЧФ И. С. Ятманова, между Камышовой и Казачьей бухтами оборону возглавляли начальник ПВО СОРа полковник Н. К. Тарасов и командир полка дзотов и дотов Береговой обороны ЧФ полковник Н. Г. Шемрук[310]. По данным Михайлика, его батальон со своими ротами стоял на позициях у дороги, идущей из Балаклавы в Камышовую бухту, а также на ее берегах для предотвращения высадки немецкого десанта. В то же время об общем руководстве со стороны командования он не упоминает и, судя по письму, все решения на бой и отход он принимал сам.

По данным Пискунова, в состав сил обороны входили остатки частей и подразделений, сохранившие свою организацию, — 25-й, 588-й, 106-й, 95-й, 172-й стрелковых дивизий, 7-й, 8-й, 9-й бригад морской пехоты, 79-й бригады морской пехоты и других подразделений и сборных групп.

В районе 35-й батареи было установлено командиром 177-го отдельного артдивизиона ЧФ, героем обороны Малахового кургана майором В. Ф. Моздалевским два полевых орудия с комплектом снарядов, привезенных на аэродромной машине с аэродрома, доставленных ранее транспортной авиацией. Собрав 2 июля команду артиллеристов из краснофлотцев, вели непрерывный огонь из орудий по врагу. Было подбито несколько танков, уничтожено много пехоты. Оставшись с тремя артиллеристами, Моздалевский погиб. Там же погиб и другой герой обороны Малахова кургана, капитан-лейтенант А. П. Матюхин[311].

2 июля действовало одно зенитное 45-мм орудие 551-й батареи 55-го зенитного артдивизиона ПВО ЧФ под командой старшего лейтенанта К. Беликова, расположенное между маяком и 35-й батареей на южном берегу моря, а также 76-мм орудие 79-й бригады морской пехоты[312].

Такова была расстановка сил, средств и командования на утро 2 июля 1942 года. Что касается общего руководства силами обороны, то об этом будет сказано далее по тексту.

Бои с противником 2 июля 1942 года начались в полночь[313].

Ночная атака была одна и отбита, подтверждает комбат Михайлик[314]. По данным Пискунова, артподготовка противника 2 июля началась в 10 утра. Наши войска не сумели заблаговременно занять оборону, с которой ушли, и на виду у противника вышли на рассвете на рубеж обороны, с которого ушли в бухту на посадку. Противник подошел по противотанковому рву. Личный состав 388-й и 25-й стрелковых дивизий перешел в атаку. Этот поступок со стороны наших войск оказался неожиданным для противника, и наши войска стали стремительно продвигаться вперед, обратив противника в бегство. Противник поднял свои резервы, перешел в контратаку и начал теснить их. Создалось критическое положение, так как он мог на плечах наших отступающих ворваться на 35-ю батарею. На помощь были брошены 800 человек, в основном моряков. Увидев помощь, отступающие повернули и совместными усилиями отбросили противника. К исходу 2 июля наши части оказались на том же рубеже, на котором были вечером 1 июля. Отряд 79-й бригады морской пехоты и 95-й стрелковой дивизии провели бой ручными гранатами, захватили два танка и потом ходили на них в атаку. Там были лейтенант Д. А. Миронов, старшие лейтенанты Володя и Григорий Д. На правом фланге у моря во время преследования врага было убито не менее 200 немцев, захвачено несколько исправных орудий. Из 7 танков 4 танка были подбиты из противотанковых ружей. В этом бою участвовал сержант Иван Чапай, у которого было только 8 патронов.

Еще один случай героизма был в этот день на мысе Фиолент. Четыре стрелка и политрук были прижаты к морю противником. Они приняли бой. Противник, пытаясь захватить их в плен, атаковал взводом. Наши бойцы подпустили противника на близкое расстояние и в мгновение срезали их из автоматов. Тогда противник предпринял атаку тремя танками и 25 автоматчиками. Два танка были подбиты, много было убито и ранено немецких солдат, но когда иссякли боеприпасы, бойцы и политрук с криком: «Да здравствует Родина! За Сталина!» бросились с обрыва в море[315].

На левом фланге обороны, по данным Михайлика, на участке батальона ВВС ЧФ 2 июля наши позиции бомбились самолетами, в промежутках между налетами велся прицельный огонь артиллерией по площади всего поля боя в течение всего светового дня. Фашисты трижды пытались двумя ротами пойти врукопашную, но оставалось еще много живых и их отбрасывали за пределы позиций батальона. Ночью велись отдельные стычки с переходом врукопашную...

http://www.e-reading.mobi/bookreader.php/1...vastopolya.html


последнее ранение было под Новороссийском,потом госпиталь,эвакуация и смерть.Отец мне что-то рассказывал про то,что дед воевал в морской пехоте на Малой Земле...нет уже никого,кто мог бы что-то рассказать...но хоть он не пропал без вести.Найти бы где он похоронен...

Сообщение было отредактировано Лео: 19.04.2015, 11:43


--------------------
Однажды ученик спросил у Мастера:
– Долго ли ждать перемен к лучшему?
– Если ждать, то долго, ответил Мастер.
Изображение
what goes around, comes around.
"Всякий слышит лишь то, что понимает" ПЛАВТ, (III в. до н.э.)
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Ответить
Лео
Лео
сообщение 19.04.2015, 10:42
Сообщение #2| Наверх


феечка

Group Icon

Группа: Координатор
Сообщений: 21,001
Регистрация: 10-December 06
Из: Москва
Пользователь №: 14



Источник иллюстрации: Краснознаменный черноморский флот М.: Воениздат, 1979
Место иллюстрации в источнике: стр. 160-161
Цветность и техника отображения: ЧБ (растр)
Качество изображения: 2
Время создания оригинала: 1942
Краткие сведения об изображенных лицах: командир 8-й бригады морской пехоты
Изображение
http://www.rulex.ru/rpg/portraits/27/27175.htm


--------------------
Однажды ученик спросил у Мастера:
– Долго ли ждать перемен к лучшему?
– Если ждать, то долго, ответил Мастер.
Изображение
what goes around, comes around.
"Всякий слышит лишь то, что понимает" ПЛАВТ, (III в. до н.э.)
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Ответить
Лео
Лео
сообщение 19.04.2015, 10:54
Сообщение #3| Наверх


феечка

Group Icon

Группа: Координатор
Сообщений: 21,001
Регистрация: 10-December 06
Из: Москва
Пользователь №: 14



Фрагмент воспоминаний Ислямова Хатидже, лейтенант медслужбы 8-й БРМП
(продолжение)

QUOTE
Дело в том, что после начала войны мы ждали атаки с воздуха, т. е. думали, что немцы десант высадят, поэтому школа оружия, и связи, и электротехники, каждая имела свой НП, чтобы десант не пропустить, успеть подготовиться отпор дать. До начала обороны днем занимались курсанты, а вечером на объект пешком ходили. Конечно, там также были дежурные, оружие, пулеметы, этих на машинах отвозили, а утром назад оружие уже курсанты несли. Мы как раз подъехали к НП, и полковник мне говорит: «Слезайте, идите в свой медпункт». У нас же тоже медпункт на НП был, каждый день там медик дежурил по очереди, днем пункт не занят, а вечером обязательно кто-то идет туда дежурить. Я пришла в НП, темно, к счастью, ориентировку уже знала, там только санитар сидит, легла на раскладушку и заснула. Утром встала, пришла в санчасть, вижу, что уже начинается эвакуация из города, в том числе и нашей школы, но личный состав остается оборонять Севастополь. Полковник Горпищенко меня вызывает, я подхожу к нему, это был бородатый мужчина, в годах, ему как раз 49 лет исполнилось, день рождения отмечали, торт ему принесли. Он мне говорит: «Доченька, школа эвакуируется на Большую землю (так называли Кавказ, в первую очередь города Новороссийск и Анапа), хочешь, можешь остаться, хочешь, с ними отправляйся». Ну конечно, я говорю, что остаюсь оборонять свой родной город. Из медиков поехал только Прохоров, он в годах был, а Ересько остался, также старшим врачом.
Тем временем из личного состава наших школ и из моряков Дунайской флотилии организовали 1-й Севастопольский морской полк, который был сразу направлен на передовые линии. Штаб полка перешел на наш противодесантный НП, после полк разделили на батальоны, на 1-й, 2-й, 3-й и 4-й. Я как фельдшер осталась в штабе, у нас в ведении также находились саперы, размещавшиеся в пос. Дергачи, организовали лазарет при штабе, где врачом была Филоненко Ольга Евдокимовна. Потом начались бои, бои, бои. До конца января 1942 г. немцы уже Верхне-Садовое заняли, приближались к городу, фронт обороны сужался, всего осталось лишь 37 км, но наши их дальше не пустили, усиленно обороняли, плюс через море подкрепление дали. Также по морю и раненых эвакуировали. Но бои были страшные, труп на трупе валялся, такие бои, что в связи с большими потерями наш полк и 8-ю бригаду морской пехоты соединили и реорганизовали в 8-ю бригаду морской пехоты в конце января 1942 г. Нашей бригаде дали много врачей, Кузьменко, еще двоих. Тогда как град сыпались бомбы и снаряды, пулевые раны уже и не считались, во время декабрьского сильного наступления немцев ежедневно падало по 5000–6000 бомб и снарядов, столько раненых, очень много.
В декабре 1941 г. я четыре или пять раз ходила с нашей разведгруппой в тыл врага. Перед декабрьскими боями я ходила в очень важную разведку, т. к. Гитлер отдал приказ Манштейну взять Севастополь к Новому году. Нужно было знать сроки начала наступления. Генерал-майор Петров отдал приказ Горпищенко во что бы то ни стало взять языка, именно нашей разведке, она считалась самой сильной, ведь моряки же. Я тоже пошла как обслуживающий медперсонал, мне выдали маскхалат, автомат «ППШ», как у всех разведчиков, и, главное, санитарная сумка. Ночью вышли, днем замаскировались в нейтральной зоне и ближе к ночи пошли к немецким позициям. Мы там были 2 суток, прошли через 2 немецких поста, достали ценного языка, штабного работника, и документы еще захватили с собой, были, конечно потери и у нас, и у немцев. Язык был тяжело раненный, его, когда брали, сильно ножом резанули, я оказала медицинскую помощь, остановила кровь. Тут же подошли к нам немцы, я ранена была, осколочным, перевязала кое-как, но кровь течет. Главное для нас было — достичь нейтральной зоны, когда выходишь, уже не так страшно. С собой забрали свои трупы и раненых, всеми силами несли. И немцы, кстати, так же делали, старались не оставлять трупов. Приволокли его в штаб, это был мой первый язык, подошел к нам полковник Горпищенко, посмотрел на немца, и сказал: «Молодцы ребята, солидного туза захватили! — пожал разведчикам руки, я стою, ко мне подошел: — А ты, доченька, не испугалась такого верзилу?» Я ответила, что в первый момент было страшно, душа в пятки ушла, но когда наши разведчики, Ваня Антонюк и адыгеец Ильяс Тлюстангелов, мы его Борисом звали (меня, кстати, все называли Катей), кляп в рот втолкнули, руки связали, страх прошел. Правда, тащить было тяжело, грузный, да еще автомат и санитарная сумка мешают. «Спасибо тебе, Катюша!» — сказал мне Горпищенко, достал из кобуры свой пистолет и вручил мне. С этим пистолетом я ходила до конца обороны Севастополя. Ильяс, помимо прочего, еще и политруком у разведчиков был, они же у штаба постоянно находились. Из политотдела армии сразу прислали переводчика, я пошла к себе вся в крови и грязи, с осколочным ранением. За этого языка меня наградили орденом Красной Звезды, как и Ильяса, и Ваню Антонюка. От него сняли очень ценные сведения, с помощью которых удалось отбить немецкое наступление. Пленный показал, что 16 декабря Гитлер дал директиву, чтобы начать генеральное наступление на Севастополь 17-го, соответственно, мы подготовились к этому наступлению. Но всего мы, разведчики, тогда не знали, не положено было. После еще несколько раз ходила в разведку, но такого сильного языка больше не было, я разведчиков либо встречала на передовой, либо шла с ними, они меня обычно оставляли под кустом в нейтральной зоне, сами идут вперед, если нужно, я оказываю медицинскую помощь, языка тащу. Ходили группой в 15–20 человек.
Еще тогда такой интересный случай произошел. Наша медицинская землянка располагалась рядом с КП, я там находилась, когда зашли адъютант полковника Горпищенко Миша Байсак и комсорг полка Павлов, я им рассказала, что Горпищенко с пленным немецким офицером, которого я перевязала, он был у меня 49-м вынесенным с поля боя, но я сама его за раненого не считала. И с ними зашел Бабенко, он раньше был в нашей части, но потом был ранен и попал в другое подразделение, где возил на передовую боеприпасы, и вот в тот день как раз встретил Мишу Байсака и попросился с ним, чтобы повидать полковника Горпищенко, он ведь был курсантом в школе оружия. Зашел в землянку, полковник с ним поздоровался, смотрит, у него вокруг горла повязка, спрашивает, что такое. Бабенко ответил: «Да это ангина!» Тогда Горпищенко ему чаю горячего предложил, чтобы прошло, но видит, что из-под повязки кровь сочится, подозвал Филоненко и меня. Пока они там немцем занимались, мы тем временем осмотрели шофера Бабенко, который на ангину жаловался. Так Ольга Евдокимовна извлекла из его шеи осколок. Потом полковник смеялся: «Мои моряки даже осколки ангиной называют!»
После приказа Гитлера фон Манштейн, немецкий командующий в Крыму, организовал сильную бомбардировку. Город горел, нельзя было отличить день от ночи. Так было, кипела даже бухта, горели земля и небо. Но все равно не смогли взять, я в это время была дважды ранена и контужена, хотя я сравнительно не на передовой была. Потом стало потише, но немец продолжал бомбежки, использовал много шрапнельных снарядов, и при этом немцы постоянно кричали нам: «Рус! Переходи к нам! Все равно город возьмем, вам капут!» Потом снова очень сильно бомбили, горел город как костер, не осталось ни одного жилого здания, труп валялся на трупе, везде пепел. За г. Сахарная Головка и Мекензиевы горы, наш участок, 8-й бригады, были особенно ожесточенные бои, но при этом в войсках сохранялась железная флотская дисциплина, никто с места никуда не уходил. Хотя 100 граммов никаких не было. Сахарная Головка переходила из рук в руки раз 10, раненые мне говорили, что если взять мертвых и штабелями 4–5 метров шириной, 2 м высотой будешь складывать на этой горе, и то места не хватит. У нас лазарет был в подвалах Шампанстроя, в штольнях, там же госпитали, хлебные заводы. Так бомбили, водопровода нет, воды нет, мы шампанским инструменты мыли, бочками спирт валялся, ими промываешь и операцию делаешь. При этом никто пьяным не был, даже запаха во рту, за такое дело сразу могли отправить в штрафной батальон. Но тогда обмороженных не было, форму хорошую выдали, может, кто и обмораживал уши или нос, но это ранением не считалось. Какие болезни, приносят раненого, половина живота наружу, другие мы даже не считали. Мы в лазарете быстренько оказывали помощь и отправляли дальше в госпиталь, не знаю, как там дальше. Меня в это время ранило, было темно, осколками в спину и голень попало, контузия. Но меня никуда не отправили, дело в том, что когда отправляют в госпиталь, попадаешь после выписки в распоряжение Приморской армии, куда тебя отправят, туда и пойдешь, а никто же не хочет из родной части уходить. Поэтому специально мы сделали лазарет в частных домах, легкораненых там держали, легкими считались те, у кого нет легочных или брюшных ранений. У себя я лечилась, никуда не пошла, при контузии же надо отлежаться в первую очередь. В конце января бои поутихли, я снова в штабе работала, к нам часто приезжал генерал-майор Петров, командующий Приморской армией и близкий друг полковника Горпищенко, невысокого роста, лысый. Всегда, как приезжает, они меня постоянно угощали, Петров говорил: «Доченька, кушайте, кушайте».
Мирные жители также участвовали в боях, и дети, школьники, когда потише, приходили, письма писали, читали раненым. Как бой кончится, дети собирали осколки, в штольнях из них делали мины для минометов. В конце января опять начались сильные бои, немцы пытались штурмом взять город, затем бомбили сильно, ближе к лету они готовили сильное наступление, бомбы сыпались как град, на каждый квадратный метр бомбу выбрасывали. Нельзя было укрыться, друг друга не видишь, все горело, снова ночь как день стала. Мы начали отступать, как раз сидели в штольне, когда подошли медики к нам и рассказали, что последним катером вышли из Северной стороны, там уже все заняли немцы, а газета еще писала, что бои идут. Часть к вечеру отошла к р. Черной, а мы остались в штольнях, немцы нам путь в город перекрыли, и мы только ночью удрали оттуда, кто как. Отступали до Стрелецкой бухты, сказали, что там есть корабль, будет эвакуация, все шли, и военные, и мирные жители. Сильные бои идут, не знаешь, где ты находишься. Вдруг я услышала крик нашего Бати, так мы называли полковника Горпищенко, я побежала к нему по-пластунски, он лежит без памяти, у него фонтаном кровь бьет, я экстренно остановила кровотечение. Привела его в сознание, он открыл глаза, несколько раз моргнул и сказал мне: «Катя, возьми письмо из кармана моей гимнастерки и пошли сыну в Сухуми». Я взяла письмо, мельком посмотрела, там написано: «Дорогой сынок Витя, я жив-здоров, бью фашистов беспощадно. Если со мной что-нибудь случится, ты заменишь меня в этом деле». После я отвезла полковника в Стрелецкую бухту, на повозке, машин не было, хорошо, автоматчики помогли, мы доставили его на мыс Херсонес в распоряжение 35-й батареи. Отправили его, наверное, на подводной лодке. Мы же все остались на мысе Херсонес, эвакуации никакой нет, но, знаете, паники не было, просто не хватало времени паниковать, друг с другом не разговаривали даже. После войны много говорили, что эвакуировали войска, но я видела собственными глазами, что никакой эвакуации не было, комиссары Силантьев, Чапский остались с нами, никто не ушел, командующие только удрали из Севастополя на самолете. Я живой свидетель, я там была, среди них, очень многие остались на мысе Херсонес, немцы окружили нас, началась настоящая мясорубка, бомбили страшно, труп на трупе валялся, но настроение все равно было биться до последнего, за Родину. Ночью шквальный огонь, с рассветом как град с неба бомбы и снаряды падают, нет времени паниковать, и даже кусочек галеты находим, и то делимся.
Во время артобстрела я была тяжело ранена и контужена, спасли меня жительницы Севастополя, которые укрыли меня от оккупантов, перевязку сделали. Долго я у них лежала, они помогли мне, причем посторонние женщины, тогда люди очень дружные были. Как стала чуть-чуть на ногах стоять, решила отыскать свою подругу, у Павла Дедери была невеста Нина Савельева, она находилась с нами в Стрелецкой бухте, мы друг другу слово дали, что, если живыми останемся, сообщим по адресу родителям о судьбе. Вообще, мы за неделю до отступления Нину в эвакуацию отправили, она контужена была, ранения нет, но отнялась речь. И тут на мысе я неожиданно ее вижу, удивилась, что не отправили на Большую землю, и в это время мы с ней потерялись, такой кошмар был. И вот одна из женщин, что меня выхаживали, говорит, что Нина находится в лагерном госпитале. Когда мне стало лучше, я пошла к ней, думала, может, помогу ей добраться до Симферополя, ее родители жили рядом в д. Зуя, ножницы у хозяйки взяла, она тоже со мной отправилась и всю дорогу мне идти помогала. У нас воды не было, так хозяйка с собой взяла полулитровую банку воды, около вокзала в колодце набрала и всю дорогу несла. А в этом лагерном госпитале раненые на полу валялись, им только в ранах червей вычищали, перевязка, и все лечение заканчивалось. Я к Нине пришла, ножницами по-бараньи остригла ей все волосы, чтобы от вшей избавиться, сняла с нее одежду, свою встряхнула, может, вши у меня и были, но мало, свою одежду ей отдала, сама ее одела. Потом я оправилась, сначала приехала домой, а у мамы инфарктное состояние, судороги. Ведь Севастополь взяли, там же дочка, от меня никаких известий, а как приехала, у меня же никаких документов с собой не было.


Добавлено спустя 2 минуты 58 секунд:
QUOTE
— С перевязочными материалами не было проблем?
— Нет, у нас всегда хватало, все в пакетах. Причем не сказать, что экономили. У нас была, как полагается, военная тройка, рядом со штабной землянкой размещались арестованные, как-то утром я встала, на маленьком деревянном топчане спала, рядом столик, там немножко медикаменты. Рано поднялась, побежала куда-то, вдруг останавливает меня краснофлотец: арестованный ранен. Я быстренько взяла пакет, перевязочного материала всегда с собой много берешь, ведь на маленькие ранения не вызывают, сами моряки себе перевязки делают, они все умели. Я прихожу в землянку, они как раз завтракали, пригласили к столу, а у раненого кровь как фонтан бьет с двух сторон, брызги всюду, оказывается, осколок через дверь пролетел и через легкое прошел. Вижу, арестованный дышит, и брызгает кровь. Я его положила на бок, начала перевязывать, но он умер, а то, что кушал, во рту осталось, что значит, не суждено глотать пищу.
— Использовали ли вы какие-либо препараты для обработки ран?
— Мы на передовой никакой обработки не делали, быстренько рану прочистишь от грязи, перевязку наложишь и отправляешь в госпиталь, потому что некогда, успеваешь только вытащить и перевязать. Но вот профилактические прививки мы делали, там, на фронте, не считалось, старший ты врач, медсестра или кто, на прививки в батальоне давали полчаса, не больше, а это три или четыре роты, медиков распределяют по ротам, причем не важно, сколько есть нас, а должны успеть сделать. Приходишь, с собой берешь черные эфирные бутылки с препаратами против тифа или столбняка, открываешь, 10-граммовый шприц, берешь иголку сечения 10, 15 или 20, один краснофлотец стоит, смазывает йодом, другой отмечает, третий после прививки смазывает. А ты только укол ставишь. Как закончились шприцы, быстро проводишь дезинфекцию иголок: была специальная колбочка, туда иглу кладешь, воды добавляешь, на спиртовку, 2–3 минуты ждешь, чтобы закипело, а то и, бывало, не дожидаешься. И снова делаешь, и, что интересно, никакого абсцесса, ничего не было. Так за полчаса нужно на весь батальон прививку сделать. Таков был приказ. Кроме того, врач нашего лазарета Ольга Евдокимовна Филоненко организовала бригаду из 57 женщин, которые сдавали кровь для раненых, и мы, медики, тоже сдавали кровь.
— Читали ли сводки Совинформбюро в период обороны Севастополя?
— Там времени не было, но маленькие местные газеты читали. А центральные газеты не видели даже. Вот когда под Москвой тяжелые бои были, каждый день переживали, что то один город оставляют, то другой, но в блокаду уже мало информации о Большой земле было

http://forum.sevastopol.info/viewtopic.php?f=27&t=320715


--------------------
Однажды ученик спросил у Мастера:
– Долго ли ждать перемен к лучшему?
– Если ждать, то долго, ответил Мастер.
Изображение
what goes around, comes around.
"Всякий слышит лишь то, что понимает" ПЛАВТ, (III в. до н.э.)
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Ответить
Лео
Лео
сообщение 19.04.2015, 11:01
Сообщение #4| Наверх


феечка

Group Icon

Группа: Координатор
Сообщений: 21,001
Регистрация: 10-December 06
Из: Москва
Пользователь №: 14



К 7 ноября на позициях вокруг Севастополя находились: 2 бригады морской пехоты (7-я и 8-я), 4 полка морской пехоты (2-й и 3-й Черномороские, 1-й Севастопольский, 2-й Перекопский), 10 отдельных батальонов морской пехоты.

Той же осенью на театре была создана еще одна бригада морской пехоты – 9-я. Ее формирование прошло в Керчи в целях обороны города. К сожалению, Керчь, в отличие от Севастополя, удержать не удалось. 9-я брмп, прикрывавшая эвакуацию наших войск через Керченский пролив и понесшая тяжелые потери, была доставлена в Новороссийск. Уже оттуда, из-под Новороссийска, 20 декабря 1941 года 9-я брмп совместно с 79-й морской стрелковой бригадой (мсбр) была отправлена морем в Севастополь для отражения декабрьского штурма.
фотографии войны..(где-то там на общих снимках и мой дед Василий-морской пехотинец,но я никогда не видела его фотографии и не знаю его в лицо)
http://www.liveinternet.ru/users/3330352/post171612940/

Сообщение было отредактировано Лео: 19.04.2015, 11:09


--------------------
Однажды ученик спросил у Мастера:
– Долго ли ждать перемен к лучшему?
– Если ждать, то долго, ответил Мастер.
Изображение
what goes around, comes around.
"Всякий слышит лишь то, что понимает" ПЛАВТ, (III в. до н.э.)
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Ответить
Лео
Лео
сообщение 19.04.2015, 11:11
Сообщение #5| Наверх


феечка

Group Icon

Группа: Координатор
Сообщений: 21,001
Регистрация: 10-December 06
Из: Москва
Пользователь №: 14



Некоторые подразделения все же были окружены и дрались до последнего, как об этом написал краснофлотец-автоматчик А. П. Утин из 8-й бригады морской пехоты:

«После Сахарной головки отошли к речке Черной, где на ее берегу заняли оборону остатком подразделения в 16–17 человек под командованием командира Должикова. Целый день отбивали атаки немцев. Патронов мало. Сверху помогал станковый пулемет из какого-то другого подразделения. Осталось в живых 7–8 человек. Появились немецкие танки. Гранат нет, патронов нет. Организованно отошли на возвышенность горы позади нас. Кто-то крикнул: «Немцы лезут!» Нечем стрелять. Начали с горы камни катить. Они отошли. Прорваться не удалось... плен»{46}.

Надо отметить, что вторая (главная) полоса обороны СОРа шла по рубежу высот Карагач-Сапун-горе — горе Суздальской и была оборудована средствами полевой и долговременной фортификации. Имелись окопы, хода сообщения, доты и дзоты. Перед линией дотов и дзотов были построены минные поля и проволочные заграждения. 75% дотов войсками не занимались из-за отсутствия вооружения. Некомплект станковых пулеметов в войсках составлял до 65% и отсутствие гарнизонов пульбатов.

Глубина обороны 2-й линии достигала 800–1200 метров в глубину.

Третья полоса обороны была оборудована дотами и дзотами, окопами и ходами сообщения непосредственно на подступах к Севастополю с глубиной ее в 250–600 метров. Перед передним краем имелись частично проволочное заграждение в один ряд, два кола. Батареи Береговой обороны на территории СОРа представляли собой долговременные железобетонные сооружения, вокруг которых были созданы опорные пункты. Доты и дзоты занимали части Береговой обороны по типу пульбатов{47}.

Одновременно с наступлением в IV и III секторах противник в 04–00 29 июня открыл ураганный огонь по нашим позициям и во II и I секторах, кроме Балаклавы, где была относительная тишина. Особенно мощный огонь велся по району Сапун-гора (высота 111,0), высотам Карагач и по деревне Кадыковка. Авиация противника производила массированные налеты на наши позиции группами самолетов по 30–120 штук, причем особо сильная бомбардировка производилась между высотой 75,0 и Сапун-горой.

Затем в 05–30 29 июня противник пехотой и танками перешел в наступление одновременно в обоих секторах.

Во втором секторе противник наступал двумя группами. Одной в узкой полосе вдоль Ялтинского шоссе из района Федюхиных высот силами 170-й пехотной дивизии, а второй в общем направлении на высоту 75,0 — хутор Дергачи силами 4-й румынской горно-стрелковой дивизии. Причем острие удара было направлено на отметку 38,0 — хутор Дергачи{48}.

В 06–00 противник превосходящими силами прорвал фронт нашей обороны на участке между левым флангом 386-й стрелковой дивизии и 8-й бригады морской пехоты. В бой были введены резервные подразделения из остатков 25-й Чапаевской стрелковой дивизии. В 07–15 противник на участке прорыва 386-й дивизии передовыми частями вышел на участок кустарника 1 км севернее высоты 111,0 и 1 км юго-восточнее хутора Дергачи. В этом районе шли ожесточенные бои{49}.

К 12 часам танки и пехота противника вышли на Сапун-гору в направлении хутора Дергачи. К 16–00, развивая наступление на Севастополь, овладели хутором Дергачи — высотой 94,0 и продолжили наступление в направлении Лабораторного шоссе. Связь с 386-й дивизией и 8-й бригадой морской пехоты была потеряна{50}.

Чтобы не допустить прорыва к железнодорожному вокзалу и тем самым предотвратить окружение наших войск, сражавшихся в районе Корабельной стороны — горы Суздальской, в верховьях Лабораторной балки заняла боевые позиции батарея 152 мм гаубиц 3-го дивизиона капитана З. Г. Попова, 99-го гаубичного артполка 25-й Чапаевской дивизии при отходе с горы Сахарная головка в ночь с 28 на 29 июня. Во второй половине дня наступавшие в направлении батареи 8 немецких танков с пехотой были встречены огнем батареи. Первыми же выстрелами прямой наводкой, из оставшихся по 10 бетонобойных снарядов на каждое орудие, были уничтожены три танка. Пехота противника от огня наших стрелков и пулеметчиков понесла большие потери и вместе с оставшимися танками поспешно отступила, и активности до конца дня на этом направлении враг не проявлял, произведя лишь бомбовый удар по позициям батареи своей авиацией.

В это же время на правом фланге II сектора на стыке 386-й стрелковой дивизии и 7-й бригады морской пехоты противник к 16–00 отбросил левый фланг 7-й бригады и вышел на Сапун-гору в районе серпантина Ялтинского шоссе.

К этому времени наша артиллерия прекратила огонь из-за отсутствия снарядов. Бой шел только врукопашную и ружейно-пулеметный. К исходу 29 июня противник овладел районом Сапун-гора — хутор Дергачи — высотой 91,1
http://militera.lib.ru/h/manoshin_is/01.html


--------------------
Однажды ученик спросил у Мастера:
– Долго ли ждать перемен к лучшему?
– Если ждать, то долго, ответил Мастер.
Изображение
what goes around, comes around.
"Всякий слышит лишь то, что понимает" ПЛАВТ, (III в. до н.э.)
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Ответить
Лео
Лео
сообщение 19.04.2015, 11:17
Сообщение #6| Наверх


феечка

Group Icon

Группа: Координатор
Сообщений: 21,001
Регистрация: 10-December 06
Из: Москва
Пользователь №: 14



Г. И. Ванеев. Севастополь 1941–1942. Хроника героической обороны Книга 1 (30.10.1941 — 02.01.1942)
http://litfile.net/web/101834/183000-184000

Восьмая отдельная бригада морской пехоты Черноморского флота в боях за Севастополь. С 20 ноября по 31 декабря 1944 г. ЦАМО Ф. 2 опб. Д.№270
http://mil.ru/winner_may/parad/his_docs/mo...cmsPhotoGallery

Черные бушлаты

Черноморский флот и морская пехота

http://www.zorich.ru/games/bb/soviet_sea_infantry.htm

Сообщение было отредактировано Лео: 19.04.2015, 11:31


--------------------
Однажды ученик спросил у Мастера:
– Долго ли ждать перемен к лучшему?
– Если ждать, то долго, ответил Мастер.
Изображение
what goes around, comes around.
"Всякий слышит лишь то, что понимает" ПЛАВТ, (III в. до н.э.)
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Ответить
Лео
Лео
сообщение 19.04.2015, 11:38
Сообщение #7| Наверх


феечка

Group Icon

Группа: Координатор
Сообщений: 21,001
Регистрация: 10-December 06
Из: Москва
Пользователь №: 14



Морская пехота 1941-1943 год, особенности вооружения и экипировки
http://www.yaplakal.com/forum2/topic1057247.html

Евгений Петрович Абрамов «Черная смерть» Советская морская пехота в бою
http://coollib.com/b/171734/read



Количество личного состава флотов и флотилий ВМФ, выделенного для формирования стрелковых бригад в 1941 г.

Состав Черноморский флот Тихоокеанский флот Амурская Краснозн. флотилия Каспийская флотилия Центральные управления Военно-морские учебные заведения Всего
Начальствующий 29 84 22 24 136 2074 2369
Старшины и курсанты 1202 12 178 983 1975 4982 3368 35 458
Всего 12 041 12 262 985 1999 5098 5442 37 321

Приказом командующего ЧФ № 0494 от 13 сентября 1941 в районе городов Анапа, Новороссийск и поселков Кабардинка и Геленджик началось формирование 8-й бригады морской пехоты. Печатный орган бригады газета «Во славу Родины». После сформирования, бригада была сосредоточена западнее Новороссийска в районе станиц Натухаевской, Раевской, Верхнее-Баканской, где она занималась огневой и тактической подготовкой. Командиром бригады был назначен полковник Вильшанский Владимир Львович. Вскоре после своего формирования бригада (4 батальона, 3950 человек, четыре 76-мм орудия), 28-30 октября 1941 доставлена из Новороссийска в Севастополь.

По данным самого командира бригады полковника В. В. Вильшанского опубликованным в его статье «Разведка боем» в «Военно – историческом журнале» - 1962 - № 6 – с. 60, к началу своего участия в боях за Севастополь 1 ноября 1941 года 8-я бригада морской пехоты состояла из управления (штаб, политотдел), 5 стрелковых батальонов, ряда других подразделений и имела общую численность – 4344 человека. На вооружении бригады было 24 ручных и 5 станковых пулеметов, 42 миномета калибра 50-мм. Своя артиллерия у бригады отсутствовала. Ей были приданы для артиллерийской поддержки подвижная зенитная батарея в составе четырех 76-мм пушек и пушечная четырехорудийная батарея (калибр 152-мм) из 265 корпусного артиллерийского полка Приморской армии. Так же во время первого штурма бригаду поддерживали огнем расположенные на Северной стороне Севастополя береговые батареи № 10 (четыре 203-мм орудия) и №30 (четыре 305-мм орудия).

http://secrethistory.su/page,2,101-morskay...nnoy-voyny.html

Сообщение было отредактировано Лео: 19.04.2015, 11:56


--------------------
Однажды ученик спросил у Мастера:
– Долго ли ждать перемен к лучшему?
– Если ждать, то долго, ответил Мастер.
Изображение
what goes around, comes around.
"Всякий слышит лишь то, что понимает" ПЛАВТ, (III в. до н.э.)
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Ответить
Лео
Лео
сообщение 19.04.2015, 12:05
Сообщение #8| Наверх


феечка

Group Icon

Группа: Координатор
Сообщений: 21,001
Регистрация: 10-December 06
Из: Москва
Пользователь №: 14



8-я бригада морской пехоты. 1 формирование.


8-я бригада морской пехоты, достаточно интересное соединение, сыгравшее важную роль в обороне Севастополя. Попробуем кратко, без эмоций, рассмотреть ее историю. Ранее была предпринята попытка написать ее историю, основываясь на воспоминаниях, но сейчас к этому вопросу можно вернуться на новом уровне, имея на руках более точные данные, полученные из документальных источников.
На самом деле, под названием "8-я бригада морской пехоты" скрывается два совершенно разных соединения, никак (кроме названия) не связанных между собой. Начнем с первого ее формирования. Забегая наперед, можно отметить, что во многом история этой войсковой части, отличается от "официальных" версий, написанных ее командиром В.Л.Вильшанским и военкомом Ефименко, но во многом совпадает с воспоминаниями других ветеранов и немецкими документами.
10 сентября 1941г. приказом командующего ЧФ N00224 было начато формирование 8-й бригады морской пехоты в составе 4-х батальонов. 13 сентября 1941г. приказом командующего ЧФ N0494 командиром 8-й бригады был назначен В.Л.Вильшанский.
1-е формирование бригады было начато 16 сентября 1941г., когда из Новороссийского флотского экипажа пешим порядком в Геленджик, было направлено 1500 краснофлотцев и командиров, для формирования 3-го и 4-го батальонов бригады. Спустя два дня из того же экипажа в Анапу, вышла колонна из двух тысяч моряков, которым предстояло стать 1-м и 2-м батальонами. В Новороссийске, в бараках на Мысхако начали формировать минометный и артдивизион бригады.
28 сентября 1941г. на пополнение бригады прибыла группа досрочно выпущенных курсантов Севастопольского ВВМУ им. Нахимова в составе 50 человек. 5 октября прибыла группа выпускников КУБО, которые были направлены на должности командиров взводов.
http://samlib.ru/n/nemenko_a_w/brigada2.shtml

Бригада была создана для противодействия десантам и охраны Новороссийской военно-морской базы. 26 октября 1941г. по устному распоряжению зам. наркома ВМФ Алафузова бригада начала готовиться к переброске в Севастополь. Приказом командующего 00304 от 28.10.41г. бригаде было узаконено распоряжение зам. НК ВМФ.
29 октября 1941г. в 14 часов в Севастополь на Крейсере "Красный Кавказ" прибыли управление (255 человек) и часть 1-го батальона бригады (714 человек).
30-го октября 1941г. Крейсер "Красный Крым" и транспорт "Украина" доставили из Новороссийска основной состав 8-й бригады морской пехоты (2, 3 и 4 батальоны, артиллерийские формирования, саперный взвод). К вечеру 30 октября 1941г. основные силы бригады, без тылов и 1-го батальона, были сосредоточены в казарме 0,5 км западнее станции Мекензиевы горы. (Тылы бригады прибыли позже: 4 ноября 1941г. на транспорте "Чапаев").
В.Л.Вильшанский утверждает, что и 1-й батальон 30.10.41г. был сосредоточен на станции Мекензиевы горы. Это утверждение не верно. Разведвзвод 1-го батальона (командир л-т Безрученко) и 1-я рота 1-го батальона (командир ст. л-т Кибалов) уже вечером 29.10.41г. сосредоточена в районе д. Аранчи (Сувоврово). Взвод разведки 1-го батальона произвел подрыв баков с горючим Качинского аэродрома и выставил охранение (отделение с ручным пулеметом) у моста через Качу [1]. 1-й взвод 1-й роты (командир л-т Бондаренко) выдвинулся до д.Калымтай (Тенистое) [2]
2-я и 3-я роты батальона, закончив сосредоточение в казарме у станции Мекензиевы горы к 20 часам 29.10.41г. пешим маршем в ночное время были направлены в д.Аранчи.
Штаб бригады в сопровождении медсанчасти и комендантского взвода следовал отдельно, и расположился в 1 км севернее отм. 38.4 на бывшем хуторе Таци [3] (современное пересечение Качинского шоссе и дороги Фруктовое-Любимовка).
Т.е. к моменту прибытия основных сил бригады 1-й ее батальон почти в полном составе находился в д.Аранчи.
В.Л.Вильшанский указывает общую численность бригады 3744 человека, при 3278 винтовках, 5 станковых, 24 ручных пулеметах и 42 шт. ротных 50мм минометах. Это цифры верные, но без учета 1-го батальона и тылов бригады. Военком бригады Л.Н.Ефименко по состоянию на 2.11.41г. указывает численность бригады (без 5-го батальона) в 4344человека.
30.10.41г. бригада была доукомплектована двумя танкетками Т-27.
В этот же день, в 16 ч. 30 минут был получен приказ занять оборонительный рубеж [4] По утверждению В.Л.Вильшанского , в 17 часов 30.10.41г. бригада выступила со станции Мекензиевы горы для занятия оборонительных рубежей. Это неправда. В боевом приказе от 30.10.41г. упоминается только один батальон 8-й бригады (скорее всего, имелся в виду 1-й батальон) и ему было указано сосредоточиться в районе ст. Мекензиевы горы.
По факту, выдвижение бригады со станции началось не 30-го числа, а спустя сутки, после получения боевого приказа от 31.10.41г. 4-й батальон выдвинулся со станции Мекензиевы горы в 20 часов 31.10.41г. [5] По третьему батальону данных нет. Второй батальон выдвинулся со станции в 0 часов 30 минут 1.11.41г. [6]. Батальонам надлежало занять позиции вдоль оврага Барак, т.е. по линии Главного рубежа обороны.
Во изменение этого приказа, в 16 часов 01.11.41г. выходит новый боевой приказ: "8 БМП с 724 батареей оборонять рубежи: северный берег долины р. Бельбек у западной окраины Дуванкой, Азис-Оба, Эфенди-Кой, выс. 36,5 северо-западнее Аранчи включительно, имея на правом фланге 3 ПМП", т.е. по линии Передового рубежа.
Однако, в связи с задержкой в развертывании бригады, она была упреждена противником, который захватил намеченные для обороны позиции в районе г.Азис-оба, балки Коба-Джилга, за сутки до этого, оставленные батальоном местного стрелкового полка.
В ночь с 1 на 2 ноября все 4 батальона начали выдвижение. Стоит обратить внимание, что только 1-й и 3-й батальоны выслали вперед разведку, остальные части двигались в батальонных колоннах, без охранения (сказывалось отсутствие опыта).
В процессе выдвижения на новый рубеж с 1-го на 2-е ноября 1941г., боевое охранение 3-го батальона (командир ст. л-т Дмитриев) столкнулось с противником в районе отметки 74.4 (158.7) и кургана Азис-оба. Около 7 часов утра 2.11.41г. возникла перестрелка на участке 1-го батальона. Командир батальона капитан Хотин доложил, что вступил в боестолкновение с противником [7]
В 8 часов 30 минут 2.11.41г. командир 2-го батальона, капитан Е.И.Леонов доложил, что выйти к намеченному рубежу в районе отм. 103.4 он не может, и в результате перестрелки с противником, бойцы 2-го батальона залегли в районе родника Беш-иол и скатов высоты 165.4, и приступили к самоокапыванию.
В связи с невыходом бригады "к западным окраинам д.Дуванкой" (как того требовал приказ от 1.11.41г.) из Севастополя были переброшены два батальона морской пехоты (19-й и ВВС), которые поднялись на плато по дороге снизу от деревни к высоте 103.4. В 20 часов 2.11.41г., 8-й бригаде было отдано устное распоряжение Г.В.Жукова выдвинуться вперед, и установить локтевую связь с 19-м батальоном морпехоты (командир к-н Черноусов).
В связи с тем, что рубеж был занят противником, части 8-й бригады были развернуты на неподготовленных позициях. Землянки и казармы в этом районе отсутствовали. Строительство командных пунктов, оборонительных рубежей, жилых помещений пришлось производить в условиях плохой погоды, одновременно с ведением боевых действий.
К исходу дня 2 ноября 1941г. бригада пополнилась еще одним батальоном. В бригаду был влит батальон Объединенной школы учебного отряда, численностью 756 человек при 3 станковых и 9 ручных пулеметах (командир капитан Галайчук, преподаватель спецпредмета в школе оружия УО). Батальон имел в своем составе штаб (20 человек) 3 стрелковых роты (1 рота 230 человек, 2 рота, командир ст. л-т А.И.Ищенко 280 человек, 3-я рота ст. л-т Д.С.Пригода 200 человек) и пулеметный взвод (26 человек). 2 ноября бригаде была придана 76мм зенитная батарея 227 (командир л-т Григоров).
Расположение частей бригады было следующим: (справа налево). От Симферопольского шоссе до родника Беш-Иол часть 2-го батальона (одна рота залегла вдоль балки, вторая в резерве). От стыка со 2-м батальоном до верховий балки Зелинская 3-й батальон. Вдоль балки Зелинская -4-й, долина р.Кача 1-й батальон и одна рота 5-го батальона. В резерве рота 1-го батальона 2 роты 5-го и рота 2-го батальона на строительстве блиндажей.
3-го ноября 1941г. был проведен первый бой за улучшение позиций в районе в.158.7, с попыткой выхода на намеченный рубеж и для соединения с частями 19-го батальона. По официальной версии В.Л.Вильшанского, краткая хронология событий такова: Для атаки были намечены по одной роте от 3 (л-т П.В.Тимофеев), 4 (л-т А.С.Удодов), 5 (л-т Е.Г.Поляков) батальонов и пульрота (л-т Зак-Заков). Для артиллерийской поддержки была выделена только одна батарея N 227.
http://samlib.ru/n/nemenko_a_w/brigada2.shtml

Из воспоминаний командира запасного артполка БО Н.Г.Шемрука : "По личному распоряжению коменданта БО 9.XI.41 г. был срочно сформирован стрелковый батальон для выполнения специального боевого задания. Часть л/с взята из полка и командиром этого батальона был назначен начштаба полка - майор Людвинчук, военком из другой части (фамилии не помню). Вечером батальон был поездом отправлен на выполнение боевой задачи. На следующий день после боевых действий батальона, я с военкомом Абрамовым пошли в морской госпиталь. Там мы видели ужасную картину - стоны раненых, выкрики команд и броски в "атаку" контуженных. Там же находился тяжело раненый командир батальона - майор Людвинчук, военком погиб. Батальон боевую задачу выполнил, но личный состав почти вес погиб, а о его действиях нигде и никем не отмечены".
9.11.41г. Дезертировал начальник медсанчасти бригады.
10.11.41г. в районе обороны бригады обнаружено появление частей 22-й ПД противника (16-й ПП). В этот день в бригаду прибыло пополнение: 246 севастопольских призывников и усиленная рота с бронепоезда "Железняков". В связи с тем, что остатки личного состава экипажей "Орджоникидзевца" и "Войковца" вышли к Севастополю, часть л/с бронепоезда была списана в морпехоту и заменена л/с этих бронепоездов. Личный состав, списанный в пехоту, возглавил начарт бронепоезда капитан Л.П.Головин.
12.11.41г. с целью "выравнивания" линии обороны, 18-й батальон морпехоты по приказу командования оставил высоту 103.4, установив локтевую связь с 8-й бригадой в районе обратных скатов высоты 165.4. с батальоном была установлена телефонная связь.
13.11.41г. в бригаду прибыл начальник медсанчасти, началась организация медсанпункта бригады и строительство казарм-землянок в районе отм. 133.3
17.11.41 противник (батальон 16-го ПП) предпринял разведку боем против 4-го батальона 8-й бригады.
19.11.41г. противник (батальон 47-й ПП при поддержке батареи 190-го дивизиона штурмовых орудий) предпринял повторную попытку продвижения по долине Качи на участке 1-го и 4-го батальонов бригады.
20.11.41г. Прибыло пополнение: 625 человек из бывшей 9-й бригады морской пехоты. с За период с 1.11.41г. по 20.11.41г. потери бригады составили 1526 человек (или 32% штатного состава). Причем 2/3 от этого количества приходятся на первые 10 дней. Но, потери, потерям рознь. Раскроем эту цифру: убито 109 человек (19 офицеров, 20 младших командиров, 70 рядовой состав), ранено 560 (соответственно 30 офицеров 61 человек младший состав 469 человек рядовой состав), пропало без вести 762 человека (1/10/751). Кроме того, по "другим причинам" выбыло 94 человека. "Другие причины" - это осужденные трибуналом (12 человек), откомандированные в другие части (37 человек) и перебежчики. [14]. Бригада не передислоцировалась, не отступала, вела бои на одном участке. Причины столь высокого процента пропавших без вести (50% потерь) объяснить, иначе как плохим командованием, сложно.
21.11.41 Командиром 5-го батальона назначен ст. л-т Поняшкин Иван Семенович, майор Галайчук, ранее командовавший батальоном назначается начальником разведки бригады. Он сменли капитана Роткина, который убыл во вновь формируемый 241-й полк. Взамен выбывших лейтенантов-командиров взводов были назначены сержанты и старшины, с присвоением звания "мл. лейтенант".
23.11.41г. Роты бригады получили сквозную нумерацию (с 1-й по 15-ю) Приказом командира бригады N30 командиром 3-го батальона вместо выбывшего из строя капитана Шолохова назначен майор Бутаков Степан Николаевич (прибыл из Приморской армии).
26.11.41г. На КП бригады прибыл И.Е.Петров. Возможно в связи с этим, на 27.11.41г. намечена очередная "разведка боем". Для атаки были намечены: 1-я рота (1-й батальон, командир роты ст. л-т Кибалов), 9-я рота (3-й батальон, командир роты к-н Русецкий), 12-я и 14-я роты 4-го батальона. 1-я рота со счетверенной установкой атаковала Калымтай, 9-я рота вместе с частями 4-го батальона атаковала позиции противника через балку Коба-Джилга.
27.11.41г. В 3 утра 1-я рота 1-го батальона атаковала части немецкого 47-го пехотного полка в д.Калымтай (Тенистое), были захвачены 2 пленных. 2-я рота 1-го батальона атаковала немецкие окопы в районе выс. 54.5, занятые взводом 6-й роты 47-го пехотного полка, и на время выбила немцев из окопов, и предприняла попытку движения к высоте Тас-Тепе (в воспоминаниях ее называют "Желтый пуп") но, затем, под сильным минометным обстрелом были вынуждены отойти обратно к немецким окопам. Продержавшись до темноты, остатки двух взводов 2-й роты отошли на прежние позиции. 12-я рота (3-я рота 4-го батальона командир ст. л-т Климин) выдвинулась вперед, через балку Коба-Джилга, но была прижата к земле плотным пулеметным огнем. Л.Н.Ефименко и В.Л.Вильшанский обвиняют в неудаче группу 3-го батальона, которая должна была поддержать атаку роты. Группа 3-го батальона в составе неполной роты, нарвалась на минное поле, один из бойцов подорвался на мине, из-за чего рота задержалась на 20 минут, и тоже была прижата к земле пулеметным огнем. На самом деле, атака стрелковых частей, без поддержки артиллерией на оборудованные позиции противника, была заранее обречена на провал. В.Л.Вильшанский указывает, что для поддержки была выделена 122мм батарея 397-го артполка, но в этом полку 122мм орудий не было. И в поддержке этой атаки полк не участвовал.
Погибли, проносив "звездочку" всего неделю, вчерашние сержанты:
мл. л-т Гривенный Евгений Захарович- командир взвода (похоронен на выс. 74.4)
мл. л-т Юров Дмитрий Матвеевич -командир взвода (похоронен на выс. 74.4)
мл. л-т Ярошецкий Яков Аронович-командир взвода(похоронен на выс. 74.4)
мл. воентехник Силенко Всеволод Иванович-командир взвода(похоронен на выс. 62.0, она же г.Кызыл-Бурун)
Погиб командир роты капитан Русецкий Прокофий Филиппович (похоронен на высоте 74.4, она же 158.7). Пропали без вести пять командиров взводов.
Ранены с эвакуацией из части: л-т Бенедикт В.Р. , мл. л-т Крисанов. Еще семь офицеров остались в санчасти. Потери рядового состава в ротах 4-го батальона составили до 25%, в роте 3-го батальона 34%.Общее количество выбывших из строя более 150 человек. Результат "разведки боем" -двое пленных из 47-го пехотного полка 22-й ПД.
1.12.41г. в бригаду прибыл новый нач. штаба майор Сахаров Василий Павлович (из Приморской армии). Разведкой 4-го батальона на грузовике захвачено 3 пленных, большое количество стрелкового оружия.
2.12.41г. сформированы две минометные батареи (приказ N 037) одна оснащена трофейными, вторая, вновь полученными минометами. Приказом N039 батареи были закреплены за 1 и 4 батальонами.
3.12.41г. Командованием сектора командиру бригады была поставлена задача проведения разведки боем, "с целью получения навыков наступательных действий".
7.12.41г. Очередная разведка боем. Она описана у Г.И.Ванеева [15] так: " ... В ходе боя командир 1-й роты 8-й бригады морской пехоты лейтенант Г. И. Кибалов был ранен, но не поки­нул поля боя, пока не потерял сознание. Командование ротой взял на себя инструктор политотдела батальонный комиссар П. А. Пивненко. Вскоре вражеская нуля оборвала жизнь комиссара. Командование ротой взял на себя командир взвода лейтенант Г. А. Бондаренко, но вскоре получил тяжелое ранение. Тогда роту возглавил сержант Н. Ф. Окунев. Моряки продолжали сражаться и выстояли. " [7] Это одна сторона медали.
"Стоя в обороне, наши части несли потери и людей в ротах становилось все меньше и меньше, и в ночь с 7 и 8 Декабря нас, разведчиков, саперов и других вспомогательных частей включили в 1 роту 1 батальона, где командиром был ст. л-т Кибалов для занятия высоты 174 или 74 (точно не помню).
Нашу роту немцы встретили сильным огнем, т.к. мы находились внизу, а они на высоте, и мы понесли большие потери , но все же шли вперед, но когда рассвело, мы увидели , что нас осталось единицы, и вынуждены были отползать назад по открытой местности, под сильным огнем, часто приходилось притворятся мертвым, чтобы превращали. А как перестанет, то снова ползешь назад к балке, где можно 5ыло выйти в сады Качинской долины.
Но немцы разгадали наш маневр, заняли эту балку и вышли в наш тыл, и выход нам закрыли. Перед балкой нас накопилось 26 человек, некоторые легко раненые, в том числе ст. политрук / фамилию не знаю/ раненый в ноги. Тяжело раненые скопились в лощине перед высотой.
Вскоре вышел к нам немец в предложил сдаться, но мы открыли по нему винтовочный огонь, и он упал, был ли убит или равен - неизвестно. Но только позже немцы пошли в атаку. Но у нас еще не были израсходованы гранаты, и эту атаку мы отбили без потерь, хотя некоторые были легко ранены, в том числе и старший политрук в голову. Видя эху обстановку, ст. политрук нам сказал, что если мы не прорвемся, нужно продержаться до темноты, тогда кто-нибудь да вырвется. Но до темна нам удержаться не пришлось, немцы пошли в атаку, предварительно закидав нас гранатами (расстояние было около 30 метров). Меня чем-то ударило в голову и я потерял сознание, а когда очнулся, то чувствую, что лицо залито кровью, и сильное головокружение и кругом немцы вгоняют в кучу легко раненых, а кто не может, тех пристреливают. ...

30.11.41г. Бои с немецкой 22-й ПД продолжались с переменным успехом.
31.12.41г. была проведена контратака с целью отбить высоты 38.4 и 42.7, однако атака оказалась неудачной, и остатки советских частей вынуждены были отойти. В этой атаке погиб командир 1-го батальона А.В.Хотин.
2.01.42г. Бригада сдала свои позиции батальону Местного стрелкового полка.
4.01.42г. Из остатков бригады, после возвращения личного состава на 30-ю батарею, были сформированы: стрелковая рота (238 человек), пулеметная рота (180 человек), минометная батарея (72 человека), саперный взвод (36 человек). 76 человек были откомандированы для формирования "особой десантной роты" [21].
14.01.42г. приказом командующего ЧФ N003 бригада была расформирована. Этим же приказом, 1-й Севастопольский морской полк был переведен на штаты, открытые для 8-й бригады, и получил наименование "8-я бригада морской пехоты". Стрелковую роту минометную батарею и пульроту (всего 257 человек) под командованием Л.П.Головина направили в 7-ю бригаду морпехоты.
В.Л.Вильшанский пишет, что "остальной личный состав был направлен в 8-ю бригаду морской пехоты", но это не подтверждается никакими документами. Никаких подразделений в "новую" 8-ю бригаду не передавалось. Отдельные военнослужащие после выздоровления попали в "новое" формирование бригады, но их было немного. Часть личного состава бесследно "исчезла". Но не совсем бесследно...
76 человек из состава бригады (в основном, уроженцы Евпаторийского района) попали в состав Евпаторийского десанта, 97 человек были сведены во "2-ю особую десантную роту", которая в ночь с 19.на 20.01.42г. была высажена с трех катеров "МО" в районе устья Качи. Известно, что десантникам удалось захватить здание одной из Мамашайских казарм. Дальнейшая судьба этого подразделения пока неизвестна. Судьбы остальных еще предстоит проследить.
Обращает на себя внимание то, что, несмотря на то, что рядового состава осталось в бригаде совсем мало, чуть более 300 человек, штаб бригады потерь почти не понес. В составе штаба числится более 120 офицеров.
Ниже приведены данные о потерях офицерского состава бригады. 55 офицеров пропавших без вести, для такой части это очень много По рядовому составу ситуация сложнее, часть его (особенно, севастопольские призывники) просто не учтена. Сохранившиеся отдельные документы по призыву севастопольцев показывают, что люди были приняты представителем 8-й бригады, а по спискам бригады они не прошли. Имена этих людей еще предстоит выяснить.

http://samlib.ru/n/nemenko_a_w/brigada2.shtml

Сообщение было отредактировано Лео: 19.04.2015, 12:43


--------------------
Однажды ученик спросил у Мастера:
– Долго ли ждать перемен к лучшему?
– Если ждать, то долго, ответил Мастер.
Изображение
what goes around, comes around.
"Всякий слышит лишь то, что понимает" ПЛАВТ, (III в. до н.э.)
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Ответить
Лео
Лео
сообщение 8.05.2017, 16:31
Сообщение #9| Наверх


феечка

Group Icon

Группа: Координатор
Сообщений: 21,001
Регистрация: 10-December 06
Из: Москва
Пользователь №: 14



QUOTE(Лео @ 19.04.2015, 11:03) *

Мой второй дед
Суслов Василий Сергеевич 1905 г.р.
призван Трусовским РВК г.Астрахань.
краснофлотец.воевал в ЧФ 8 бригада морской пехоты.
Сначала пропал без вести под Севастополем,
потом раненый нашелся.
В 1942 году списан по ранению ,умер по дороге домой.



После смерти мамы забрала все,что сохранилось -старые фотографии.Теперь есть и фотография моего деда,и даже свидетельство о его рождении...

Прикрепленное изображение
Мой дед-десантник морской

Прикрепленное изображение

Прикрепленное изображение


--------------------
Однажды ученик спросил у Мастера:
– Долго ли ждать перемен к лучшему?
– Если ждать, то долго, ответил Мастер.
Изображение
what goes around, comes around.
"Всякий слышит лишь то, что понимает" ПЛАВТ, (III в. до н.э.)
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Ответить
Лео
Лео
сообщение 8.05.2017, 18:31
Сообщение #10| Наверх


феечка

Group Icon

Группа: Координатор
Сообщений: 21,001
Регистрация: 10-December 06
Из: Москва
Пользователь №: 14



Прикрепленное изображение

Если поискать эту же местность на www.google.com, и посмотреть на нее из космоса, то можно даже сейчас увидеть следы от оборонительных укреплений, оставшихся на этой высоте. А также памятник, который был там установлен в 1977 году (в виде стеллы с макетом миномета) воинам 8-й бригады морской пехоты ЧФ СССР, которые в 1941-1942 годах здесь приняли на себя главный удар немецко-фашистских войск в период их второго наступления на Севастополь. В переводе с тюркского Азис-Оба значает "святая вершина".
8-я отдельная бригада морской пехоты была брошена в бой сразу, даже не успев поставить на учет всех краснофлотцев - об этом пишет сам начальник ОРСУ ЧФ в своем донесении по безвозвратным потерям, слева его скан. О том, что происходило на Дуванкойском узле обороны, где дрался один из батальонов этой бригады, пишет полковник Евгений Петрович Абрамов в своей книге "Морская пехота". Вот отрывок из нее:
"Самые ожесточенные бои в первые дни немецкого наступления развернулись на Дуванкойском направлении. Стремясь овладеть Дуванкойским узлом обороны, командование 11-й армии рассчитывало выйти в долину реки Бельбек, нанести удар в направлении Северной бухты и, таким образом, расчленить оборонявшие город войска с целью их последующего уничтожения по частям. Дуванкойский узел обороняли 2-й батальон 8-й бригады (командир Е. И. Леонов), 17-й батальон морской пехоты (командир - СТ. лейтенант Л. С. Унryр) И 18-й батальон морской пехоты (командир - капитан А.Ф. Егоров).Кровопролитные бои велись за каждый рубеж, каждый метр севастопольской земли. Вводя в бой новые резервы, противник создал огромный перевес над войсками СОР. Сравнительно малочисленные части морской пехоты медленно отходили, оказывая упорное сопротивление. В этот период активные и решительные действия 8-й бригады морской пехоты способствовали срыву первого наступления немецко-фашистских войск на Севастополь.
8-я бригада морской пехоты (командир - полковник В. Л. Вильшанский ), оборонявшая участок на фронте 10 км в районе горы Азис-Оба, отражала атаки главных сил противника, которому к исходу двухдневных ожесточенных боев удалось вклиниться в оборону наших войск на глубину до 1 км, обойти правый фланг бригады и окружить 241-й стрелковый полк 95-й стрелковой дивизии. Части 3-го сектора оказались в тяжелом положении. Для восстановления положения в бой были введены резервы соседнего 4-го сектора и командующего оборонительным районом.
7 ноября 1941 г. Ставка определила главной задачей флота активную оборону Севастополя и Керченского полуост рова всеми силами, сковывание противника в Крыму, отражение его попыток выйти к Кавказу через Таманский полуостров. В этот же день вся страна узнала о подвиге пяти моряков 18-го батальона морской пехоты (командир - капитан А. Ф. Егоров). Батальон вел оборонительные бои в районе деревни Дуванкой на стыке с 3-м Черноморским полком и 8-й бригадой морской пехоты. Противник любой ценой стремился прорвать оборону морской пехоты и выйти в Бельбекскую долину. Десятки самолетов бомбили позиции батальона.7 ноября подразделения пехоты противника с семью танками перешли в атаку, но путь им преградили пятеро морских пехотинцев - политрук Николай Фильченков, матросы: Василий Цыбулько, ЮрийПаршин, Иван Красносельский и Даниил Одинцов, вооруженные гранатами, бутылками с горючей смесью и пулеметом. В первой схватке моряки уничтожили три танка, остальные четыре повернули назад. Спустя некоторое время противник повторил атаку уже при поддержке пятнадцати танков. Меткой очередью из пулемета Василий Цыбулько через смотровую щель убил водителя головного танка, который остановился. Воспользовавшись замешательством противника, Цыбулько связкой гранат подбил второй танк, а третий танк был подорван связкой гранат, метко брошенной политруком Фильченковым. Иван Красносельский бутылками с горючей смесью поджег еще два танка, нобыл тяжело ранен. Цыбулько, уже раненный, метким броском связки гранат вывелиз строя еще один танк, но был вторично ранен. Оставшиеся в строю Фильченков, Паршин и Одинцов продолжали неравный бой. Они стреляли по смотровым щелям, бросали в танки гранаты и бутылки с горючей смесью. Израсходовав все боеприпасы, герои обвязали себя гранатами и бросились под немецкие танки. Танковая атака была отбита. Когда закончился бой, моряки нашли истекающего кровью матроса Цыбулько. В последние минуты своей жизни он рассказал комиссару батальона, как геройски погибли его товарищи. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 октября 1942 r. всем пяти морским пехотинцам было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза."


--------------------
Однажды ученик спросил у Мастера:
– Долго ли ждать перемен к лучшему?
– Если ждать, то долго, ответил Мастер.
Изображение
what goes around, comes around.
"Всякий слышит лишь то, что понимает" ПЛАВТ, (III в. до н.э.)
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Ответить
Лео
Лео
сообщение 8.05.2017, 18:39
Сообщение #11| Наверх


феечка

Group Icon

Группа: Координатор
Сообщений: 21,001
Регистрация: 10-December 06
Из: Москва
Пользователь №: 14



Изображение
Надписи на памятнике:

8-ой бригаде морской пехоты

Изображение
Изображение
Надписи на памятнике:

Надпись на памятнике уничтожена.
Надписи на схеме обороны: стрелковый полк, Мамашай (Орловка), Азис-Оба, Бельбек.

8-я бригада морской пехоты, сформированная из моряков береговых частей и кораблей Черноморского флота, 30 октября 1941 г. морем была доставлена в Севастополь из Новороссийска. Основной ее состав сразу же принял участие в боях на одном из самых трудных участков - в четвертом секторе обороны. Командиром бригады был полковник В. Л. Вильшанский, военкомом - бригадный комиссар Л. И. Ефименко.

Во время второго наступления, в декабре, гитлеровцы основной удар нанесли в стык третьего и четвертого секторов обороны. На участке хутор Мекензия - гора Азис-Оба они стремились окружить и уничтожить войска четвертого сектора, а затем выйти к Северной бухте и ударами с флангов разгромить войска третьего сектора. Наиболее ожесточенные бои разгорелись на участке 8-й бригады, занимавшей оборону у горы Азис-Оба.

Воины бригады сражались с исключительным мужеством, беззаветной храбростью. Не раз ее батальоны оказывались в окружении, были отрезаны от своих главных сил или соседних частей. Но они вырывались из окружения, героическими контратаками отбрасывали противника, уничтожали прорвавшихся в тыл фашистов.

За два дня кровопролитных боев 8-я бригада потеряла около 1700 человек, т. е. более половины состава. Смертью героев пали многие политработники, своей отвагой и мужеством воодушевлявшие моряков. Погибли военкомы батальонов Г. Г. Кривун, И. И. Шульженко, В. Г. Омельченко, политруки рот Г. Д. Крапивко, И. С. Луничев, П. Д. Давыдов, С. И. Коробков и другие.

24 декабря, когда фашисты вклинились в оборону на участке 8-й бригады, полковник В. Л. Вильшанский лично повел в атаку находившийся в резерве последний батальон. Противник был отброшен с занятых им позиций...

Но таяли ряды защитников города. На помощь им спешили подкрепления: с Кавказа прибыли 79-я бригада морской пехоты, 345-я стрелковая дивизия. И в этот раз враг не прошел. В ходе отражения декабрьского наступления советские воины отошли на главный оборонительный рубеж четвертого сектора обороны, но фронт удержали.

В конце декабря 1941г. оставшиеся в строю воины 8-й бригады влились в 7-ю бригаду морской пехоты и в 1-й морской полк, на базе которого в январе 1942 г. была вновь создана 8-я бригада морских пехотинцев. Бригадой второго формирования командовал полковник П. Ф. Горпищенко.

В 1970 г. на 14-м километре Симферопольского шоссе в честь воинов 8-й бригады сооружен памятный знак - стела из инкерманского камня с мемориальными досками (авторы проекта - студенты Севастопольского приборостроительного института В. Дзивалтовский и А. Пилунский). А в 1977 г. на горе Азис-Оба, в районе с. Верхнесадового, где находился командный пункт 8-й бригады и где погибла большая часть ее личного состава, открыт памятник. Он представляет собой каменную плиту с рельефной схемой боев у Азис-Обы. На плите установлен миномет. Надпись на памятнике гласит: "Воинам 8-й бригады морской пехоты ЧФ, 1941-1942 гг. Здесь они стояли насмерть и этим обрели бессмертие".

Этот памятник тоже сооружен студентами Севастопольского приборостроительного института; автор проекта - доцент 3. Г. Емец, архитектор-консультант - В. М. Артюхов. 1

1 "Крым, памятники славы и бессмертия", С.Н. Шаповалова, В.Н. Барбух, Л.Н. Вьюницкая, А.А. Ляхович, С.М. Щербак, Симферополь издательство "Таврия" 1985.
http://adminland.ru/crimea/prj/09051945/000026.htm


--------------------
Однажды ученик спросил у Мастера:
– Долго ли ждать перемен к лучшему?
– Если ждать, то долго, ответил Мастер.
Изображение
what goes around, comes around.
"Всякий слышит лишь то, что понимает" ПЛАВТ, (III в. до н.э.)
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Ответить
Лео
Лео
сообщение 8.05.2017, 18:48
Сообщение #12| Наверх


феечка

Group Icon

Группа: Координатор
Сообщений: 21,001
Регистрация: 10-December 06
Из: Москва
Пользователь №: 14



Восьмая отдельная бригада морской пехоты Черноморского флота в боях за Севастополь. С 20 ноября по 31 декабря 1944 г. ЦАМО Ф. 2 опб. Д.№270
http://mil.ru/winner_may/parad/his_docs/mo...cmsPhotoGallery


--------------------
Однажды ученик спросил у Мастера:
– Долго ли ждать перемен к лучшему?
– Если ждать, то долго, ответил Мастер.
Изображение
what goes around, comes around.
"Всякий слышит лишь то, что понимает" ПЛАВТ, (III в. до н.э.)
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Ответить
ВикторияVictory
ВикторияVictory
сообщение 21.06.2019, 14:57
Сообщение #13| Наверх


Пользователь

*

Группа: Пользователь форума
Сообщений: 1
Регистрация: 21-June 19
Пользователь №: 5,686



Здравствуйте, у нас практически такая же история, за исключением ,что нашелся !!!! Дедушка Широков Александр Иванович 1925г.р , краснофлотец.воевал в ЧФ 8 бригада морской пехоты, пропал без вести !!!!!!!!Всю жизнь бабушка , его сестра искала , не верила до конца , что он мертв!!! Может есть какие-то еще данные , захоронения (((((((((( , ищем ищем ...толку нет !!!!


Лео
"Мой второй дед
Суслов Василий Сергеевич 1905 г.р.
призван Трусовским РВК г.Астрахань.
краснофлотец.воевал в ЧФ 8 бригада морской пехоты.
Сначала пропал без вести под Севастополем,
потом раненый нашелся.
В 1942 году списан по ранению ,умер по дороге домой."

Сообщение было отредактировано Лео: 8.05.2020, 18:25


Эскизы прикрепленных изображений
Прикрепленное изображение
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Ответить

ОтветитьНовая тема
2 чел. читают эту тему (гостей: 2, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0 -

 


Сейчас: 24th September 2021 - 09:24
Правила пользования сайтом